24
pet, nov

Таксим - площадь Свободы

Crvena linija
Typography
  • Smaller Small Medium Big Bigger
  • Default Helvetica Segoe Georgia Times

Вот уже много дней в Турции бушуют протесты, начавшиеся с выступлений в защиту площади Таксим, где власти собирались уничтожить парк и вообще всё застроить. Несомненно, многие удивляются тому, что экологический протест вдруг приобрёл такие масштабы.Нет, тут всё сложнее. Экологический мотив, конечно, присутствовал, но он послужил лишь детонатором протестов. Дело в том, что площадь Таксим имеет важное символическое значение.

Прежде всего, по традиции здесь проводили многотысячные митинги профсоюзы и сторонники левых партий, но после происшедшего много лет назад расстрела митингующих (который, собственно, устроили сами власти), турецкое правительство якобы для безопасности демонстрантов закрыло площадь для первомайских митингов.Как мне рассказывали турецкие товарищи, каждый год Первого мая многотысячные колонны трудящихся буквально с боем пытались пройти на площадь Таксим, но на пути у них вставала полиция с дубинками, слезоточивым газом и проч. Несколько лет назад демонстрантам всё же удалось прорваться на площадь, и тогда власти на некоторое время перестали препятствовать первомайским митингам.Тем не менее, Таксим по-прежнему оставалась для них головной болью – ведь там собирались сотни тысяч человек, и тогда турецкие власти сделали новый ход, который, может быть, даже подсмотрели у российских коллег.

Я имею в виду и Триумфальную площадь, которую закрывали на много месяцев под предлогом реконструкции, и Манежную, которую вполне реально частично застроили, что не даёт возможность проводить полноценные манифестации. По этому же пути пошли и турецкие власти, собравшиеся, во-первых, просто-напросто закрыть Таксим на период реконструкции, который мог продлиться очень долго, во-вторых, застроить её так, чтобы большие массы людей там не уместились. Ну, а в-третьих – дать возможность немного подзаработать «нужным» подрядчикам, которые были бы способны как-то отблагодарить своих благодетелей (этот аспект в России все тоже хорошо понимают).Однако священным местом площадь Таксим является не только для левых, но и для последователей Ататюрка – основателя современной Турции, обеспечившего светский характер государства. На площади находится мемориал, посвящённый победе Ататюрка над мятежниками, которые пытались вернуть в страну нормы шариата. А для нынешних турецких властей, постепенно внедряющих как раз эти самые нормы, память об Ататюрке – ещё одна кость в горле.Таким образом, площадь

Таксим для очень и очень многих турок является символом свободы. Поэтому нет ничего удивительного, что, когда протест экологов власти жестоко подавили с помощью дубинок и слезоточивого газа, в обществе поднялась волна возмущения, и на Таксим появились толпы народа. Протест был в основном стихийным (и остаётся таковым). Конечно, в манифестациях сразу приняли участие левые, в том числе наши соратники из Социалистической партии угнетённых, но основная масса протестующих ни к каким партиям не принадлежала. Через несколько дней, когда стало ясно, что силовыми методами протест не подавить, его поддержала и крупнейшая оппозиционная партия – турецкие социал-демократы, последователи Ататюрка. Так как это вполне официальная партия, которая имеет большую фракцию в парламенте, в правящих кругах возникли разногласия, и президент страны Гюль – в принципе большими правами не обладающий, но фигура заметная – позвонил министру внутренних дел, мэру Стамбула и самому премьеру Эрдогану с просьбой, чтобы полиция особо не зверствовала. Просьба эта была услышана, и полиция ушла с площади Таксим, почти на две недели оставив её протестующим.Протесты быстро распространились по всей стране, докатившись даже до курортной Анталии. В столице Турции, Анкаре, демонстранты устроили настоящий штурм резиденции премьер-министра. В чём же причины столь массового недовольства? Символы, конечно, играют в политике большую роль, но за ними обычно стоят более приземлённые факторы.В современной Турции их более чем достаточно. Начнём с самых что ни на есть материальных моментов, а именно с падения уровня жизни. Турецкие товарищи говорили мне, что реальная инфляция составляет порядка 20-30 процентов год, что далеко опережает и официальные показатели, и рост зарплат (если они вообще растут). Так что, несмотря на бурный рост биржевых показателей, ВВП и проч., основная масса турецкого населения живёт всё хуже и хуже. Приверженность правительства неолиберальным экономическим теориям обстановку только ухудшает. Естественно, всё это создаёт массовое недовольство, которое рано или поздно не может не прорваться.Другой мощный фактор – религиозный. Как известно, сейчас в Турции стоят у власти исламисты, которые хотя и слывут умеренными, но на самом деле неотступно проводят клерикализацию страны, пытаясь навязать людям средневековые традиции. Например, принят закон, запрещающим парам ходить по улицам, держась за руки (!), и куча других подобных законов, прекращено государственное финансирование таких небогоугодных заведений, как театры и т.д. К несчастью для исламистов, Турция всё же не Пакистан, здесь такие вещи встречают растущее сопротивление. И не только со стороны кемалистов и левых – вмешательство в частную жизнь вызывает недовольство и части верующих мусульман, которые тоже участвуют в протестах.Кратко обозначу и такой фактор, как поддержку сирийских мятежников. Дело в том, что «беженцы» из Сирии часто ведут себя вызывающе, что, конечно, возмущает местное население. Да и возможная при Эрдогане перспектива участия Турции в войне мало кого радует.

Ещё один важный момент – урезанные демократические свободы. Да, в Турции даже системная оппозиция не такая беззубая, как у нас, не так уж сложно зарегистрировать партию, и даже голоса на выборах считают относительно честно – по крайней мере, массового недовольства по этому поводу пока не наблюдалось. Тем не менее, попасть в парламент могут лишь очень немногие партии – ведь в Турции, наверно, самый высокий в мире избирательный барьер. Чтобы пройти в парламент, партия должна получить не менее 10 процентов голосов! Это означает, что значительная часть населения там просто не представлена. Большие проблемы есть и со свободой слова - например, буквально на днях были арестованы десятки блоггеров, призывавших к протесту Интернет-аудиторию. Что же касается профессиональных журналистов, то кто-то подсчитал, что за последние годы в Турции их было привлечено к судебной ответственности около двух тысяч.Наконец, последнее по порядку, но не по значению – это личный фактор. Нынешний премьер-министр Эрдоган, видимо, всерьёз считает себя «отцом нации», в общении с народом нередко допуская покровительственные нотки. Немало опасений вызывает и его проект создания в Турции президентской республики, где, как многие опасаются, нынешний премьер, став президентом, получит, в сущности, неограниченные полномочия. Тем более, что с политическими соперниками Эрдоган не церемонится – не только на деле, но и на словах. Как только он не обзывал участников нынешних протестов – и толпой хулиганов, и маргиналами, и даже террористами. Финансирует их, по его мнению, заграница (только непонятно, какая). Естественно, это только подливает масла в огонь.

В общем, в стране множество проблем, которые постоянно порождают недовольство значительной части населения, и это недовольство сейчас как раз и прорвалось. В этом Турция очень напоминает арабские страны, да, собственно, и Россию. Так что с некоторой натяжкой можно говорить о «турецком лете» - по аналогии с «арабской весной».А вот чем это лето закончится – большой вопрос. С одной стороны, у Эрдогана всё же есть реальная поддержка – хотя бы те же исламисты, поэтому так легко он не сдастся. Насколько эта поддержка массовая, будет видно через несколько дней, когда состоятся митинги его сторонников. С другой стороны, так как протест носит общегражданский характер и публика там собралась весьма разношёрстная, Эрдоган мог бы попробовать её расколоть или даже пойти на реальные уступки.Собственно, требования протестующих носят достаточно умеренный характер. Вот они, составленные комитетом протестующих и поддержанные многими политическими организациями: отказ от застройки парка на площади Таксим; увольнение всех официальных лиц, кто отдавал или выполнял приказы, нарушающие основные демократические права народа; освобождение задержанных участников протеста и гарантии, что они не будут преследоваться в дальнейшем; запрет на использование слезоточивого газа; отмена всех запретов на проведение митингов и демонстраций на всех площадях и во всех общественных местах; устранение всех барьеров для свободы слова.Как видим, здесь не значатся ни отставка премьера, ни досрочные выборы. Если бы на месте Эрдогана был более умеренный политик, это могло бы составить основу для переговоров. Увы, нынешний турецкий премьер больше уповает на грубую силу. Впрочем, посмотрим.Вообще всё сейчас зависит от массовости протестов.

Если они будут продолжаться, правящая партия, чтобы разрядить обстановку, может «сдать» своего лидера – такая возможность просматривается уже сейчас. А если пойдут на спад – значит, до следующего раза.Предсказать же тут что-нибудь, даже будучи большим знатоком турецкой действительности, практически невозможно. Когда выступления носят стихийный или даже «полустихийный» характер, всё зависит от настроений масс, а они бывают весьма переменчивы и влиять на них очень трудно. Тем не менее, «эра Эрдогана» в любом случае подходит к концу. Даже если нынешний премьер возьмёт сейчас ситуацию под контроль, прежней стабильности больше не будет. Проблемы-то никуда не денутся, а политика правящей партии их только усугубляет. Так что ситуация может повториться - как говорили участники прошлогодних протестов в Москве, «мы придём ещё».

Ostavite komentar

Sva polja oznacena sa * su obavezna

Captcha